Ответ в тему Создание новой темы Создание опроса

> Людмила Петрушевская Из последних произведений, Что нам остается от предков...
Lerca
Дата 13.09.2007 - 08:51
Цитировать сообщение

Пользователя сейчас нет на форуме


Тамада Подвальчика
*******

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 3168
Регистрация: 8.10.2005
Репутация: 77




«Полит.ру» публикует главы новеллы «Маленькая девочка из "Метрополя"» из одноименной новой книги известного драматурга и прозаика Людмилы Петрушевской (Петрушевская Л. Маленькая девочка из "Метрополя". СПб.: Амфора, 2006. 464 с.). «Маленькая девочка из "Метрополя"» - не мемуары и не попытка после двадцати лет молчания дать интервью, хотя книгу и предваряет письмо автора, задуманное как замена интервью. Это просто сборник эссе и новелл, написанных по разным поводам. Однако сквозь все описанные события и драматические судьбы героев постепенно проступает нелегкая история жизни самого автора.

НАЧАЛО
Когда я думаю о человеческом роде, то представляю его себе не в виде генеалогического древа с ветками.

Род выглядит как лес, он просматривается далеко — и в виде цепочки людей-деревьев, которые держатся за руки. Почему-то так. Там, в тумане времен и веков, стоят они, предыдущие поколения, многорукие деревья, и каждый предок соединен ветвями с одной своей стороны с родителями, а с другой стороны с детьми. И каждый и отец и одновременно сын, и сам по себе единственный в мире. И каждая из них — дитя своей матери и мать своей дочери или сына и в то же время отдельное, непохожее ни на кого создание. И каждый един в трех лицах — дитя, родитель и личность.

Пока тот, в центре, силен, он поддерживает обе стороны, и тех, кто стоит перед ним, и тех, кто встал потом. И этот центр перемещается со столетиями. Человек слабеет, его сила переходит к следующему поколению. Его ум, его знания уходят с ним, их не передашь, а качества могут перейти к потомкам — упорство, даже зверское упрямство во вред себе; сила духа; убеждение, что еда должна быть спартанской, а вода для обливания холодной; обжорство в праздники; несогласие с властями; верность своей позиции во вред себе и ближним; сентиментальность, любовь к музыке и поэзии и вздорность по пустякам; свирепая честность и полная невозможность прийти куда-нибудь вовремя; чистота помыслов, стремление всем помочь и ненависть к соседям; любовь к тишине и громкость повседневного крика; умение жить без денег и безумные траты на подарки; полный тарарам в доме и жесткие требования к домашним убирать за собой — и безграничная любовь к малышам, особенно когда они спят во всей своей красе.

http://www.polit.ru/fiction/2006/12/01/pet...ushevskaya.html
PMПисьмо на e-mail пользователюСайтICQ
Top
Lerca
Дата 13.09.2007 - 12:38
Цитировать сообщение

Пользователя сейчас нет на форуме


Тамада Подвальчика
*******

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 3168
Регистрация: 8.10.2005
Репутация: 77




* * *

Удивительно, что я запомнила профиль с портрета расстрелянной бабы Шуры, исчезнувшего в лубянских хранилищах (скорее всего, из распределителя попавшего не в музей, а на стенку к кому-нибудь из «своих»). Портрета нет, а с него началась моя жизнь, т. е. началась моя память. Человек — это его память.

Помню, например, такое событие, что я учусь ходить вдоль дивана. Руками держусь за сиденье и не очень умело перебираю ногами. Дело происходит на дачной веранде, залитой вечерним солнцем. Я жмурюсь, мне весело. Я научилась ходить поздно, в годик, после длительного воспаления легких. Мне хорошо, я рада, и мама рада, что я хожу. Счастье связано с теплом, светом, зеленью и мамой. 1939 год
http://www.polit.ru/fiction/2006/12/01/pet...ushevskaya.html
PMПисьмо на e-mail пользователюСайтICQ
Top
Lerca
Дата 13.09.2007 - 14:21
Цитировать сообщение

Пользователя сейчас нет на форуме


Тамада Подвальчика
*******

Профиль
Группа: Пользователи
Сообщений: 3168
Регистрация: 8.10.2005
Репутация: 77




В то лето они жили в Серебряном Бору.

Это была государственная дача старшего бабушкиного брата, Владимира Ильича Вегера, старого большевика, руководителя партийной ячейки РСДРП на Красной Пресне и одного из организаторов знаменитого краснопресненского восстания с баррикадами 1905 года. Его партийная кличка была Поволжец.

(Я сейчас работаю между станциями метро «Баррикадная» и «Улица 1905 года». И никто не знает, что все это дела моего двоюродного деда Владимира Ильича, все названия, эти вывороченные камни мостовой и баррикады, все эти будущие скульптуры типа «Булыжник — орудие пролетариата». До сих пор московский транспорт тарахтит по специально оставленному историческому булыжнику между площадью Восстания и метро «Баррикадная»).

Поволжец, кстати, принял в партию пятнадцатилетнего подростка Маяковского, после чего тот загремел в Бутырскую тюрьму и впоследствии вышел из партии.

Маяковский ходил в дом к Владимиру Ильичу-Поволжцу и там познакомился с его младшими сестрами, Верой и Валей Вегера. В Валечку он влюбился немедленно.

Бытовала наша семейная легенда, что Маяковский с Бурлюком из этого дома вышли в блузах, Маяковский в знаменитой желтой, Бурлюк в лиловой. Мама мне рассказывала, что блузы мальчики взяли у сестер — но девушки были маленькие, а Маяковский огромный. Сомневаюсь. Может быть, ребята просто для смеха примерили? Правда и то, что блузы тогда курсистки носили пышные, на сборках.

Моя мама также говорила, что в тридцатом году она со своей матерью ехала в трамвае, и они столкнулись там с Маяковским. Бабушка сказала Маяковскому: «Это моя дочь». Вид у поэта был какой-то изнуренный, усталый. Шел последний год его жизни
http://www.polit.ru/fiction/2006/12/01/pet...ushevskaya.html
PMПисьмо на e-mail пользователюСайтICQ
Top
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Опции темы    Ответ в темуСоздание новой темыСоздание опроса

 




[ Script Execution time: 0.0218 ]   [ 12 queries used ]   [ GZIP выключен ]